-Joe-
Мне неведом ход мыслей идиотов. (с)
 (453x640, 195Kb)
Настроение сейчас - терпимо

Название – Котёнок
Имя автора — Joe
Имя беты - Verlorenes Kind aka Принц
Рейтинг – G
Вид - слэш
Пейринг – Фарфарелло/Оми
Фэндом - Weiss Kreuz
Саммари – Фарфарелло вовсе не такой псих, каким хочет казаться)))
Размер – мини
Дискламер – мои – только идея и воплощение. Создатели фэндома могут спать спокойно.
Статус – законечен
Pазмещение – да я-то не против, если кому шибко надо. Только предупредите сначала)




Осеннее солнце потихоньку остывало, но пока ещё дарило какие-то крохи тепла. Однако ветер уже приносил ощутимый холодок. Оми стоял в парке и фотосинтезировал, запасая необходимую солнечную энергию: ему ещё надо полгода быть батарейкой для настроения его милых коллег. Вокруг вовсю резвились дети, играя в догонялки или прятки. Где-то в зарослях пожелтевшей травы раздался тихий тонкий писк, и на дорожку выбежал маленький рыжий котёнок. Совсем ещё малыш: видимо, только-только от мамки отходить начал. Выбежал и замер. Слишком всё ярко, цветно и шумно. Так, что становится страшно.
Краем глаза Оми заметил какое-то движение – к котёнку приближался высокий человек в белом плаще. Что-то было смутно знакомое во всём облике этого человека: в его походке, в его одежде, в его белоснежных волосах. Догадка, как и всегда в таких ситуациях, оглушила Оми своей внезапностью. Фарфарелло.
Цукиёно уже начал просчитывать, как бы умудриться спасти как можно больше народу. И котёнка. А ещё лучше – как вызвать всех Вайсс. И тут Оми услышал ещё один непонятный звук – низкий и раскатистый. Смех. Смех Фарфарелло. Не безумный хохот, не самодовольное хмыкание, а простой человеческий смех. Как будто он… забавлялся.
- Не бойся, малыш. Я сегодня мирный.
Сначала Оми не мог разобрать, к кому же обращается Фарфарелло: к нему или к животному. Когда же ирландец встал – оказывается, он уже успел подойти к котёнку и опуститься перед ним на корточки, - и продемонстрировал дремлющего на ладошке представителя кошачьих, до Оми дошло: обращались всё-таки к нему.
- Эм… я думал, ты не любишь кошек. – Оми шокировано наблюдал, как берсеркер аккуратно гладит указательным пальцем маленькую рыженькую лапку.
- Странно. Я, вроде, поводов так думать не давал… - Фарфарелло задумчиво вздохнул. – Вы слишком примитивно расцениваете мои поступки. Да и не только мои…
Оми промолчал, ожидая продолжения. Но, похоже, ирландец окончательно начал медитировать над котёнком и забыл про беседу.
- То есть?
- А? – Фарфарелло поднял взгляд на Оми. – А, ты об этом… Вы слишком поспешно решаете, что я ненавижу всё живое. То, что я убиваю людей, не значит, что я буду убивать животных.
Раздался шорох, а затем – грозное шипение на "врага". Взволнованная трёхцветная мамашка нашла-таки своё неразумное рыжее чадо. Фарфарелло умилённо улыбнулся, снова присел на корточки и протянул кошке ладонь, на которой, свернувшись калачиком, спал малыш. Кошечка мгновенно успокоилась и, прежде чем забрать своего несносного сына, лизнула пальцы ирландца.
Оми заворожено наблюдал за такой идиллической картиной – его самого кошки, да и другие животные, не очень любили. Переносили, но пальцы не лизали. А тут этот демон, руки которого по локоть были в крови, вызывал такую симпатию.
- Видите ли, Оми-сан. Я же не просто так убиваю – от нечего делать. Например, я никогда не убивал язычников и атеистов.
- Почему?
- Потому что боги язычников сами между собой договориться не могут – что уж говорить о людях. Языческие божества сами всегда в раздорах, истериках и войнах. Поэтому и их подопечные такие же. Атеисты же вовсе не придумывают какую-то не до конца доработанную чушь о сотворении мира и присутствии Божием…
- Ты странный.
- Вы меня ещё не дослушали, Оми-сан. Монотеисты. А, говоря о них, я подразумеваю, в основном, христиан и мусульман. Выпустили в мир несовершенную идею, которая терзает умы и души многих людей. И самое забавное в этих религиях знаете что? То, что самые непотребные действа прикрывались именем Бога. Например, крестовые походы. Ну что за нелепый фарс…
- А ты-то тут причём?
- А я, Оми-сан, очень даже причём. Мне же тоже компостировали мозг этими учениями. И что потом? Потом я узнаю, что мои родители – приёмные, у меня случается стресс, я вырезаю свою семью. А бог - тот бог, которого они так почитали, не помог им. Почему он не уничтожил меня до того, как я взял в руки нож?
Оми какое-то время молча наблюдал за тем, как в траве рыжий котёнок играет с хвостом своей матери.
- Ну, а мне-то ты почему всё это рассказываешь?
- Быть может, потому что я к вам неравнодушен, Оми-сан? А содомия, кстати говоря, тоже не поощряется богом. Вот представьте на минутку. Вы влюбляетесь в мужчину. Он отвечает вам взаимностью, но вы не можете быть вместе. Потому что тот, кто писал библию четыреста лет спустя после жизни Христа, был гомофобным маньяком… - Фарфарелло какое-то время помолчал, а потом добавил, - в общем, я люблю животных, потому что они честны. Они такие, какие есть... И они меня любят. Особенно бездомные. Или дикие.
Часы в центре парка пробили четыре часа.
- Ах, мне пора вырезать богобоязненное христианское население. Прощайте, Оми-сан. – Фарфарелло мягко улыбнулся, очертил пальцем скулу Оми и ушёл по аллее. А по пятам за ним бежала трёхцветная кошка с рыжим котёнком в зубах.


@темы: Фанфики